Главная » Статьи » РАССКАЗЫ » О ЖИЗНИ

Роман о камне в картинках. Глава 7

Глава 7


     Теперь, каждое утро на обходе, хирург сообщал Елизавете, что пока все без изменений. Прошла неделя, и врачи решились на другой шаг. Они собирались договориться с соседней клиникой, что в какой-то день к ним привезут пациентку для сеанса литотрипсии. Затем она вернется обратно. Но ехать туда нужно было самостоятельно, то есть на личном транспорте. Лизе пришлось задействовать своего брата с машиной. 
     Пока врачи договаривались, Елизавете необходимо было сделать дополнительные обследования. Одна из таких манипуляций, была назначена на вторую половину дня. Лиза в нужное время, отправилась в другой корпус. Вернувшись обратно, она увидела всех женщин, кроме послеоперационной пациентки, в коридоре на кушетке. В первое мгновение, Лиза подумала, что палату проветривают. На самом деле причина была другой.
      К лежачей женщине пришли родственники проведать. Лиза устала от длительного блуждания по подвалу, поэтому хотела прилечь. Войдя в палату, ее охватил ступор.  Комната больше походила на горный аул. В палате располагалось, кроме пациентки, еще человек семь. Среди них муж, сыновья, сестры. Все они разместились в половине палаты у окна. Одни сидели на кровати Лизы, другие на маленькой скамеечке, на стульях, в общем, везде. Они одеты были в черное.  Поэтому, в дальней половине палаты стало темным-темно. Елизавета была без сил. Она прошла к кровати и попросила освободить ее место у непрошеных гостей. Родственники часто навещали пациентку. Поэтому, соседкам пришлось принять такое положение вещей.
     Договоренность была достигнута, и на завтра Лиза уже готовилась к очередному сеансу дробления. На улице продолжались крещенские морозы. Температура за окном опускалась ниже тридцати пяти градусов. А в палате у Лизы была африканская жара. Батареи топили очень сильно, что женщине приходилось, учитывая, что ее койка была у батареи, закрывать обогревательный прибор вторым одеялом. Проветривали женщины палату несколько раз в день, открывая окно.
     В этот вечер собрались проветрить палату, но Лиза уже лежала, готовая ко сну, поэтому она решила не выходить в коридор. Укутавшись двумя одеялами, она осталась в комнате с открытым окном. Лиза не замерзла, все вроде бы было хорошо. Но ночью почувствовала озноб. Градусник лежал у нее на тумбочке. Она забыла его отдать медсестре после вечернего обхода. 
     Температура повысилась до тридцати восьми градусов. Лизу охватила паника. Она стала ругать себя за то, что не вышла во время проветривания в коридор. Вероятно, она простудилась. Но мысленно оценив свое состояние, поняла, что ни першения в горле, ни кашля, ни насморка у нее нет. Только температура. «Неужели опять воспалительный процесс в почках?» – подумала Лиза. Женщина выпила жаропонижающую таблетку. Оставалось дожидаться Михаила Владимировича. Что дальше опять неизвестно. Но сообщить ему о повышении температуры все равно придется.
     Елизавета не сомкнула глаз до утра. Температура снизилась после таблетки до тридцати семи и пяти. Лечащий хирург пришел, как обычно, еще до восьми часов утра. Женщина сообщила ему о температуре. 

– Похоже, камень у Вас заколдованный, никак не хочет с Вами расставаться, – то ли в шутку, то ли всерьез произнес доктор, – придется все отменять, – и пошел сообщать о ситуации заведующему отделения. 

     Лиза же стала звонить брату, что все отменяется. Совместным решением врачей было назначить пациентке курс антибиотиков внутримышечно. Через неделю температура нормализовалась, но головокружение и тошнота стали ее постоянными спутниками. Это было легче, чем в предыдущей больнице, но все равно это напрягало. О своих ощущениях Лиза решила не говорить врачу. Перед выходными доктор сообщил ей, что, если в понедельник ничего не изменится, они снова будут договариваться с другой клиникой по поводу дробления.
В выходные нефростома у Лизы перестала функционировать. Женщина не сразу это заметила. Ведь моча в пакетик собиралась только с правой почки. А с другой - обычным способом. Поэтому Лиза заметила, что пакет к вечеру почти пустой, не сразу. «Утро понедельника будет «веселым»» подумала Елизавета и уж и не предполагала плакать ей, или смеяться.
     Понедельник, утро. Вошедший в палату Михаил Владимирович, увидев, загадочно улыбающуюся Лизу, спросил:

– Что-то еще?
– Нефростома. Она не работает. Я же говорила, что мой организм не «дружит» с инородными телами, которые в него устанавливаются.
– Скажите, что Вы не серьезно?
     Лиза посмотрела на него с виноватым видом.
– В моей практике это впервые, чтобы так фатально не везло, – он развернулся и, даже не спросив ни о чем других пациенток, вышел в коридор.

     Чуть погодя, Лизу пригласили в рентгеновский кабинет. Очередной снимок показал, что нефростома «вышла» из почки и держится под кожей у пациентки. После рентгена, Лизу прямиком направили в перевязочный кабинет, где она тут же рассталась, с порядком надоевшей нефростомой. 
      Но во всем этом был и положительный момент. Камушек у Лизы из мочеточника «вернулся» в почку. Теперь можно было установить стент в мочеточник и попробовать опять провести сеанс дробления. На следующий день Лизе поставили стент. Эту полую трубочку устанавливали через уретру в почку. Верхний конец оставался в ней, скручиваясь в колечко.      Таким образом, он там фиксируется. А нижний конец закручивался в мочевом пузыре. Лизу сразу предупредили, что нельзя терпеть по-маленькому. Так как моча будет обратно возвращаться в почку, вызывая болевые ощущения, и, что страшнее, может вызвать повторное инфицирование. 
     Болевую волну ей приходилось ощутить, когда ее направили на очередное обследование в другой корпус, а дамской комнаты поблизости не было. А вот неприятные ощущения в мочевом пузыре стали частыми. Это было похоже на то, как будто в твоем мочевом пузыре кто-то мешает ложкой, все время, задевая за бортики. Кода Лиза испытала это впервые, она смогла их сравнить с эпизодом из детской программы «спокойной ночи, малыши».
     Хрюша и Степашка сидели с ведущей за столом и собирались пить чай. Напиток налили в чашки и положили в них сахар. Степашка первым начал мешать сахар в чашке.
– Ой, ой, – пищал он, когда ложка дзинькала об края чашки.
– Степашка, когда ты мешаешь сахар, твоя ложечка не должна задевать края чашки. Но если такое все же произошло, нужно говорить извините, – подсказала ему ведущая.
– Извините, – проговорил Степашка в следующий момент, когда ложечка коснулась края чашки, и дальше стал более аккуратно тихо мешать сахар.
     Следующим попробовал Хрюша. Но его ложечка очень часто касалась краев чашки. Поэтому он не стал себя ограничивать в движениях, а стал параллельно с размешиванием сахара говорить постоянно:
– Извините, извините, извините.
     Вот и Лиза ощутила, что-то подобное, только извиняться никто не спешил.
Посовещавшись, врачи решили опередить возможность новой атаки пиелонефрита у Лизы, на введения в ее организм нового инородного тела, и назначить новый курс антибиотиков в таблетках. Был один очень сильный препарат, но его нужно купить самой. Так как это были будни и уже вечер, муж не смог бы купить и привезти лекарство. А начать лечение необходимо сегодня. Поэтому Лиза решила позвонить Галине Сергеевне и попросить ее помочь в этом деле. Родственница любезно согласилась и через несколько часов нужное лекарство принесла Елизавете. 
     Доктора велели женщине принять двойную дозу, чтобы ударной силой опередить воспаление. Лиза не принимала данное лекарство. По личному опыту она знала, что новые препараты не рекомендуется начинать вечером. Так как доступ к медицинской помощи ограничен. И правильно отследить реакцию на введение нового препарата, сложнее. Но и ситуация не терпит отлагательства. Лиза решила послушаться лечащих докторов и принять лекарство. Перед этим она прочитала инструкцию к данному препарату, включая возможные побочные эффекты. 
     Лиза не могла найти себе места. Ее, то бросало в жар, и она раскрывала окно, чтобы вдохнуть немного морозного воздуха. То начинало знобить, и она ложилась головой к батарее, снимая с нее одеяло. Головокружение сопровождало в любой позе, и лежа, и сидя. Сердцебиение, практически не ощущалось, и Лиза чувствовала себя ассистенткой иллюзиониста, который поднял ее тело над землей. Лиза решила добраться до дежурной медсестры.
     Выйдя в коридор, она увидела сестру на посту. Он был практически, напротив палаты Лизы. Она обратилась к ней, присев на стул рядом:

– Извините, пожалуйста, мне что-то так плохо. Может давление упало? – у Лизы обычно было повышенное.
– Давайте померяем, – откликнулась медсестра, доставая тонометр, через минуту – Да нет, давление хорошее, можно в космос запускать.
– Мне кажется, я уже там, – попыталась отшутиться Лиза.

     Женщина, придерживаясь за стену, вернулась в палату. Она легла на кровать, попыталась собрать свои мысли и настроиться на то, что завтра рано утром придет Михаил Владимирович, который ей обязательно поможет. Лиза закрыла глаза и отключилась.
Она почувствовала легкую вибрацию под своим телом, как будто ее куда-то везли. Женщина попыталась открыть глаза, но они не слушались ее. Будто бы на них лежал груз. «Надо помочь себе рукой» – подумала она в следующий момент, пытаясь приподнять правую руку. «А где моя рука, я не чувствую ее, Боже, и левую тоже, а ноги?» – она попыталась пошевелить пальцами ног, но безуспешно. Собрав всю волю, Лиза попыталась открыть глаза. Ей удалось это, буквально на щелочку. На секунды, свет ослепил глаза, затем приглядевшись, она поняла, что это белые стены. Точнее светлый огромный кафель на стенах, и ее куда-то везли, наверное, на каталке. Потому, что кафель мелькал, как при движении. Вдруг он исчез, и над ней склонились фигуры в белых шапочках. Их было так много, что казалось, они заглядывают из-за голов друг друга. Понеслись раскатистые инопланетные звуки. Она уже слышала их когда-то. Глаза перестали ей повиноваться и закрылись...
     Лиза судорожно пыталась вспомнить, где слышала подобное раньше. Женщина не знала, сколько прошло время, но вдруг до нее донеслись знакомые звуки. Она узнала голос Михаила Владимировича. Лиза не открывая глаз, попыталась пошевелиться и поняла, что ей это удалось. Она тут же открыла глаза. Ее палата. Соседки только проснулись, по очереди умываются. «Господи, что случилось? Где я была?» Она присела на кровати, поставив ноги на скамеечку, тут же ощутив, приступ головокружения. Кровати были высокими, и ноги не доставали пола, когда сидишь. Поэтому у каждой койки была предусмотрена маленькая скамеечка для ног. В такой загадочной позе и застал ее Михаил Владимирович. Он спросил у других пациенток у двери: «как дела» и услышав, что все хорошо, направился к Лизе.

– Вы приняли вечером лекарство?
– Да, только все побочные эффекты испытала на себе, – она не вдавалась в подробности, так как сама не смогла осознать, в чем дело, – мне было так плохо.
     Доктор, ничего не сказав, повернулся к соседке, напротив. Перекинувшись с ней парой слов, он вышел в коридор. Не прошло и пяти минут, как он вернулся с заведующим отделения. Тот сразу направился к Елизавете и встал к ней так близко, что касался ее колен. Он был мужчиной среднего роста, поэтому его физиономия оказалось рядом с лицом Лизы. 
– Мы сейчас подготовим операционную и вырежем твой драгоценный камень.
     Удалять камень при полостной операции возможно. Но они имели свойства образовываться вновь. Нельзя было постоянно прибегать к таким мерам, вскоре можно остаться без почки.
– Решили меня попугать? – с недоумением пробормотала женщина.
– Тогда сиди тихо и не вые…
     От услышанного мата в свой адрес, у Лизы открылся рот, а по щекам потекли, непрошеные слезы. В палате стояла оглушительная тишина. Заведующий развернулся на сто восемьдесят градусов и направился к двери. Лиза проводила его взглядом до выхода, где стоял, тоже ошарашенный Михаил Владимирович. Когда дверь за врачами закрылась, соседки, чуть ли не в один голос произнесли:
– Ничего себе. Вот так и по знакомству, – они видели, что к Лизе периодически заходила в белом халате Галина Сергеевна, поэтому прекрасно понимали, что она легла в больницу по блату.

     Лиза почти весь день пролежала в кровати, лицом к стенке. Она привыкла доверять людям. И понимала, что скрывать симптомы нельзя, так как от этого зависит правильное лечение. Поэтому никак не могла понять, почему с ней так обошлись. Находясь в предыдущей клинике, она, может быть, и отпарировала на сказанные слова. Но здесь, было неудобно. От этого на душе становилось совсем скверно.
     Ей так захотелось, хоть на миг увидеть своего доктора – Леонида Юрьевича. Его взгляд дарил ей столько надежды. Он был воплощением и мужественности, и удачи, и сочувствия. Елизавета понимала, что вероятнее всего, больше никогда не встретится с ним. Но вспоминая, даже те короткие встречи, Лизе становилось тепло на сердце.
     От симптомов воспаления в почке, уйти так и не удалось. Иммунитет Лизы был не только снижен, а опущен ниже плинтуса просто. И она чувствовала не только физическую усталость, но и духовно истощенной. Через пару дней температура стала повышаться. Максимально до тридцати семи и восьми. Результатом стала постановка мочевого катетера.  Ощущения похожи как будто ее посадили на кол. Это был предел женских сил. Каждый день Лиза молилась, чтобы скорее закончился этот ад. 
     За окном февраль полностью вступил в свои права. Через неделю будет четырнадцатое число. Это не только дата популярного ныне дня Святого Валентина, но и день рождения Лизы. Она не помнила, чтобы ей приходилось так его встречать. Но выбора не было. 
В течение недели оканчивался курс антибиотиков. Температура нормализовалась. Уже стало очевидно, что в ближайшее время не починят аппарат для «дробления». Да и после воспаления проводить сеанс нельзя. Доктора решили поменять катетер на новый и выписать женщину минимум на три недели. Такой срок мог стоять катетер. Выбор пал на день четырнадцатое февраля. Лиза никому не говорила, что это ее день рождения.
     В назначенное время, женщина пришла в нужный кабинет. Доктор уже был знаком Лизе, так как устанавливал первый стент. Манипуляцию, на сей раз, проводили без анестезии. Врач пытался отвлечь женщину разговорами во время действия, но Лиза отвечала без эмоций, односложно. Когда все закончилось, Елизавету повезли на каталке в соседний кабинет, чтобы сделать контрольный рентгеновский снимок. 
     Когда пациентка перекладывалась на рентгеновский стол, доктор заметил:
– Вот Вам в какой день установил стент, в день Святого Валентина.
– Он же еще и мой день рождения, и подарок на два праздника, – с грустью в голосе ответила Лиза.
– Да Вы что, надо же, как бывает, примите мои поздравления, а подарок Вы уже заполучили, – улыбнувшись во весь рот, торжественно произнес врач.

Снимок показал, что все в порядке и Лизу на каталке отвезли в отделение. Пришедший позже Михаил Владимирович, объявил:
– Если не появятся осложнения, то мы выпишем Вас через пару дней.
– Хорошо, спасибо, – ответила Елизавета безучастно, хотя сердце защемило от радости, что она скоро будет дома.  В свете последних событий, приветливая улыбка с ее лица исчезла.
Обычно доктор ставил в пример Елизавету другим пациентам. Он говорил, чтобы не случилось, Лиза всегда встречает все с улыбкой. Когда Михаил Владимирович ушел, женщина сразу позвонила маме и сообщила радостную весть.
– Слава Богу, – со слезами в голосе, проговорила она, – я каждый день за тебя молилась.
– Спасибо, мамулечка, я знаю, – ответила Лиза, вытирая слезы.

     Вечером она позвонила брату и попросила его забрать из больницы. Хоть женщина и готова была убежать сама, но сильная слабость давала о себе знать. Ровно месяц без воздуха и лечение выжали из нее все жизненные соки. За те четыре месяца болезни, женщина похудела почти на десять килограмм. Никакие диеты не давали такого эффекта. Но и данный способ был крайним. 
     Брат радушно согласился. В положенное время он подъехал в больницу. Он позвонил сестре, что поднимается. Лиза пошла к Михаилу Владимировичу, чтобы забрать выписку, накопившуюся кучу снимков, и отблагодарить доктора за хлопоты. Он предупредил ее, что стент не может стоять более трех недель. И к концу этого срока необходимо оказаться в больнице. Он надеялся, что аппарат к тому времени уже починят. Так как запчасти к нему должны в ближайшие дни привезти.
     Женщина поблагодарила доктора и пошла в палату, где возле дверей ее уже ожидал брат. Пакет со снимками был довольно весомым. Прямо вот «роман о камне в картинках» - подумала Лиза. Войдя в палату, она взяла вещи, пожелала соседкам скорейшего выздоровления и направилась с братом к лифту. Возле него их опять встретил Михаил Владимирович. Пока не закрылась двери лифта, он все напоминал о сроках. Лишь только лицо врача исчезло за дверьми, Лиза поняла, что больше сюда не вернется.

Главы >>>  1  2  3  4  5  6 ... 8 

Категория: О ЖИЗНИ | Добавил: admin (27.02.2014)
Просмотров: 101 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100