Главная » Статьи » РАССКАЗЫ » О ЖИЗНИ

Роман о камне в картинках. Глава 3

Глава 3.

     Волнения ее были не напрасными. Домашние встретили Лизу очень хорошо, с пониманием. Но вот собаке объяснить, что на нее прыгать не надо, оказалось сложно. Она была собакой бабушки. Они жили в другом районе Москвы одни, до того момента, пока бабушка не сломала шейку бедра. После операции Лиза перевезла бабушку к себе, вместе с собакой. Но воспитанием своей псины, бабушка не занималась совсем. Поэтому та вела себя, как ей вздумается. Команды совсем не выполняла и никого не слушалась. Лиза до приезда, уже продумала, как ей быть. Еще посмеялась с соседками по палате:
– Есть скульптура «Девушка с веслом», а я буду «Женщина с ведром». У меня есть пластмассовое такое, которое приобрела для дачи. Вот и буду, когда сидеть или лежать, класть свой мешочек в ведро. В общем, картина маслом.
– Флаг тебе в руки, – с иронией отзывались женщины.

     Итак, кроме, как с собакой проблем не было. Перевязки Лизе делала мама. Все получалось хорошо. Когда она проводила перевязку в тот день, то заметила, что раневая поверхность стала мокнуть. Она все обработала и наложила стерильную повязку. Но Лизу насторожило данное известие. Понаблюдав, за количеством жидкости в пакетике, Лиза поняла, что накапливается там мало, в отличии с прежними днями. Да и повязка стала немного намокать. Было уже время обеда, и Лиза решила сходить в больницу к перевязочной сестре. 
     На улице уже заметно похолодало. Первая декада ноября показывала, что осень подходит к концу. Елизавета прошла в стационар с входа для посетителей. Ее пропуском был мешочек. Так как пациенты, часто выходили на улицу, то в аптеку, то в магазин. Женщина поднялась на свой этаж и заглянула в кабинет старшей медсестры. Он находился при входе в отделение. Лиза искала ее, потому что та проводила еще и перевязки. Кабинет оказался закрытым. Лиза решила подождать ее в прихожей возле лифтов. 
     Пока она ждала, там постоянно курсировали пациенты, и доктора. Лиза отвернулась от лифтов и стала, в ожидании сестры, смотреть в окно. Сзади к выходу прошел врач в белом халате. Лиза посмотрела ему в след, и сразу узнала Леонида Юрьевича. Сердце женщины готово было выпрыгнуть от радости. Ей пришлось сразу отвернуться, так как он остановился на лестнице и стал с кем-то говорить по мобильному телефону. Закончив разговор, Леонид Юрьевич развернулся и стал возвращаться в отделение. Лиза не смогла себя заставить, не посмотреть в его сторону. Их взгляды встретились. Лицо доктора расплылось в широкой улыбке. Он кивнул ей и, не останавливаясь, пошел дальше. Елизавета старалась не смотреть ему вслед, чтобы справиться со своими эмоциями. Однако, краем глаза увидела, что доктор, поворачивая в сторону ординаторской, оглянулся и посмотрел на нее. 
     Обретя море положительной энергии, Лиза спокойно осталась ждать старшую медсестру. Через некоторое время она вышла из лифта и, не глядя на Лизу, проследовала в кабинет. Лиза при входе ее окликнула:

– Извините, пожалуйста, Вы мне не поможете, – обратилась она к медсестре.
Та недовольно посмотрела на женщину.
– У меня, кажется,  проблема с нефростомой, – начала Лиза говорить, но медсестра оборвала ее на полу слове: 
– Я теперь не перевязываю. По всем вопросам обращайтесь к лечащему врачу. А в кабинете есть перевязочная сестра,  – и она скрылась в своем кабинете.

     Лиза вернулась к окну, в размышлении, что ей делать дальше. В это время открылись дверцы лифта и, оттуда вышла «Екатерина Великая». Обрадованная Лиза, обратилась к ней со своим вопросом. Хирург, продолжая движение, ответила, что решайте проблему в перевязочном кабинете. Лизе повезло, что медсестра еще обрабатывала последнего пациента. Лиза присела на банкетку у кабинета. Мужчина вышел через несколько минут, и женщина проследовала в кабинет. Она в третий раз объяснила свою проблему. Медсестра любезно предложила ей присесть на перевязочный стол и начала снимать повязку: 

– Боюсь, что у Вас проблема с нефростомой. Такое, к сожалению, случается. В месте выхода ее наружу, так сказать, она перегибается и трескается, 
– И, что мне делать? 
– Не знаю, а доктор подойдет посмотреть? – спросила она женщину.
– Честно говоря, понятия не имею, она направила меня к Вам и ничего больше не сказала,
На последнем ее слове дверь перевязочной отварилась и в щель заглянула «Екатерина»:

– Ну, что там?
– Нефростома, видимо треснула, – сообщила ей перевязочная сестра.
– Так бывает, – констатировала «Екатерина Великая» и скрылась за дверью.
– Так, что же мне все-таки делать? – в недоумении, спросила Лиза медсестру,
– Будем, надеется, что дотерпите до госпитализации.

     Елизавета отправилась домой. На следующий день ситуация ухудшилась. Моча перестала поступать в пакетик, а наружу. Лиза опять отправилась в больницу. День был предпраздничный и, соответственно короткий. Поэтому врачей уже не было. Женщина сразу направилась в перевязочную. Медсестра, увидев все безобразие, пошла искать кого-то из врачебного персонала. Вернулась она довольно быстро: 

– Сейчас подойдет врач, застала его в дверях, – произнесла она.
Тут же, следом в проеме двери показалась голова доктора: 

– Что тут у Вас? – спросила голова,
– Нефростома подтекает, – ответила медсестра, – Что делать?
– Что делать? – повторил доктор, так и не войдя в кабинет, – Госпитализироваться и ставить новую нефростому, – и тут же скрылся за дверью.

     Мытарства только начинались. Для госпитализации необходимо было направление из поликлиники, либо идти домой и вызывать «скорую». Лиза выбрала первое и медсестра ей посодействовала тем, что помогла позвонить в поликлинику и попросить врача дождаться, когда Лиза подойдет. Благо, что поликлиника была рядом.
 Женщина получила справку. В приемном покое ее не стали осматривать, а только заполнили карточку со всем анамнезом. Сказали, что дежурный доктор подойдет к ней в отделении. Лизу положили опять в ту же палату. Оказавшись в комнате, Лиза позвонила маме:
 – Мамулечка, привет. Не волнуйся, меня госпитализировали. Пожалуйста, попроси Лешу подойти ко мне, и чтобы и принес все необходимое. Врач меня пока не смотрел. Как все определится, я позвоню.

     Бок у Лизы промок окончательно. Не только кофта, но и правая половина джинсов уже промокла. Ощущения были, не из приятных. Прошло еще довольно много времени, прежде чем медсестра позвала Лизу в перевязочный кабинет. Дежурный доктор осмотрел нефростому. Когда он к ней прикоснулся, наружный конец трубочки остался в его руке. Из бока торчал, лишь кусочек, размером с сантиметр.

– Ну, что же, мадам, – очень вежливо произнес врач, – придется нам перемещаться в операционную. Тихонько спускайтесь к рентгенотделение. Только очень осторожно, – повторил он, – в противном случае, нефростома уйдет вовнутрь и тогда беда. Пока Вы идете, там все подготовят.

     Лиза, как и сказал доктор, очень медленно пошла в сторону лифта. Пока она была дома, то муж купил ей необходимый, гипоаллергенный лейкопластырь и ампулу с контрастным веществом, если вдруг понадобится. Лиза взяла все с собой, но оставила в пакете с документами, с которыми пришла в больницу.  Дойдя до лифта, женщина вспомнила об этом. Но возвращаться не стала. Она спустилась на лифте на первый этаж и медленно дошла до рентгенкабинета, того, где ей ставили первую нефростому. 
      Вспоминая всю боль в прошлый раз, Лиза явно нервничала. Из приемного покоя в ее сторону направлялась бригада врачей. Все молодцы, как на подбор. Красивые, высокие. Главным у них, явно был доктор, который проводил осмотр женщины в перевязочном кабинете. Они, беседуя, подошли к, сидящей Лизе. Видя ее беспокойство, главный, из бригады заговорил нежным голосом:
– Не волнуйтесь, все будет хорошо. Сделаем все в лучшем виде. Пойдемте, – он открыл дверь перед Елизаветой.
Войдя в кабинет, Лиза сразу предупредила:
– Знаете, я пациентка проблемная. У меня аллергия на контраст, йод и лейкопластырь. Я взяла ампулу с контрастом и лейкопластырь, но оставила в палате в пакете. Вспомнила об этом только у лифта, но возвращаться е стала, ведь Вы сказали идти тихонько, – проговорила Лиза, немного запинаясь.

     Главный обратился к одному из врачей с просьбой сходить за ампулой и лейкопластырем.
– Не волнуйтесь, – обратился он к женщине, – Вы позволите, чтобы наш доктор взял нужное из вашего пакета.
– Да, конечно, пакет стоит у тумбочки у окна. Если, что женщины покажут.

   Во время ожидания врач решил сделать контрольный снимок. И вся бригада врачей скрылась в соседней комнатке. Когда все были в сборе, они приступили к операции. Контрастное вещество он ввели непосредственно в нефростому. Чтобы не давать лишней нагрузки всему организму. Новую нефростому вводили вдоль старой, а оставшуюся часть старой просто вытянули наружу.
     Доктор, действительно не обманул Лизу. Он делал все аккуратно и быстро. Несмотря на свой молодой возраст, владел техникой очень профессионально. Болезненные ощущения были намного меньше, чем в первый раз. К тому же, доктор старался постоянно задействовать Лизу в разговор, чтобы ей некогда было зацикливаться на боли. 
– Ну вот, как и обещал, все в лучшем виде, – обратился доктор к женщине, - А Вы боялись.
– спасибо большое, доктор, у Вас золотые руки, – поблагодарила Лиза врача.

     Лизу опять переложили аккуратно на каталку и вывезли в коридор. Там уже ее ждали медсестры из ее отделения. Они отвезли женщину в палату.
     Лиза на этот раз расположилась на койке у окна, слева. Там было немного посвободней и можно было смотреть в окно. Хоть какое-то развлечение. Дальше был праздничный день, а потом два выходных. Так, что ждать дальнейшего развития событий, еще три дня. Единственным развлечением было повторное назначение антибиотиков. Инъекции были очень болезнеными. В один из дней дежурил медбрат, тезка Лизиного мужа, который делал капельницу ей в первое поступление в больницу. Делая укол соседке, он рассказал:
– Делал уколы в соседней палате. Так одна пациентка, когда соседке делал, а та стонала от боли, говорит ей: «думай о сексе, думай о сексе».
– Ну и что? – спросила Лизина соседка, – помогает?
– Не знаю, но они потом громко смеялись, – с ухмылкой ответил медбрат.

     В понедельник на обходе, «Екатерина Великая» опять журила Лизу:

– Вы прямо не можете без приключений, хорошо, что температуры нет, –констатировала она, – будем думать, что с Вами делать дальше.

     Сеанс литотрипсии (дробления) назначили через неделю. Накануне приходил на консультацию врач – анестезиолог. Беседуя, с Лизой, он намекнул, что за хороший наркоз надо буде «позолотить ручку». Лиза ответила, то после обязательно отблагодарит, так как у нее с собой нет средств. Это, к сожалению, было обычной практикой в больнице. Женщины еще в первый раз рассказали ей об этом.
     Лизу в день сеанса, привезли на каталке. Переложив ее на операционный стол, ввели наркоз. К боку подвели аппаратуру. Сверху тоже была аппаратура, но Лиза толком не успела ее рассмотреть из-за наркоза. Хотя он был и неглубокий, но ощущения, наверное, сравнимо с большой дозой алкоголя. В боку были ощутимые ритмичные покалывания. Врачи периодически выходили в соседнюю комнату, как в рентгенкабинете. И через окошко наблюдали за происходящим. Сколько все происходило по времени, Лиза не помнила. Она очнулась уже в палате. Открыв глаза, и, пытаясь сфокусировать их одной точке, она попыталась пошевелиться. Что-то мешало ей двигать руками.
– Ну, наконец-то, – прозвучал рядом «инопланетный голос», – Как ты великомученица?
Лиза закрыла глаза, пытаясь собрать свои мысли. Открыв один глаз, она смогла, как в тумане, разглядеть рядом женщину. Лиза поняла, что это соседка по палате.
– Что с моими руками, мне что-то мешает ими двигать, – спросила Лиза, немного растягивая слова.
– У тебя все руки перебинтованы, – сказала женщина, – если тебе что – то нужно, ты скажи, я рядом.
     Лиза опять закрыла глаза и отключилась на какое-то время. Проснувшись, она открыла глаза и, почти сразу смогла смотреть четко. Оглядев свои руки, она увидела, что они не просто забинтованы. На них был сделан спиртовой компресс. Он начинался у середины плеча и заканчивался, практически у запястья. Через какое-то время пришла медсестра и сняла компрессы с Лизиных рук. Картина оказалась еще плачевнее. Под компрессами руки имели темно-коричневую окраску. Именно в том месте, где были бинты. Лиза не успела спросить у медсестры, в чем дело, как в палату вошел заведующий отделением литотрипсии. Он и делал Лизе этот сеанс. Присев на стул, возле ее кровати он заговорил:
– Во время сеанса, мы находились в отдельной комнате. И, в связи, что Вы женщина, так сказать пухленькая, руки у Вас пухлые. Мы не сразу заметили, что лекарство из капельницы, стало поступать под кожу.
А почему обе руки, – поинтересовалась Лиза.
– Мы переставили капельницу, но ситуация произошла как под копирку, – произнес он виновато, – так, что извините. Но это еще не все, к сожалению, сеанс получился неудачным и камень Ваш не раздробился.
– Что дальше? – вздыхая, спросила женщина.
– Скорее всего, второй сеанс, но не сразу. И будем думать, как лучше. Ко всему прочему, из-за Вашей полноты, нам не очень хорошо виден камень. Приходится почти в слепую работать. Ну, отдыхайте, – с этими словами доктор направился к двери.
     Второй сеанс дробления был назначен через две недели. Накануне у Лизы начались критические дни, которые являлись противопоказанием к операции. Лиза шутила по этому поводу: «критические дни – это самые верные друзья, которые приходят в трудную минуту, когда их совсем не ждёшь». Реакция «Екатерины Великой» оказалась, естественно, отрицательной. Она была крайне недовольна таким положением вещей. Операционная была готова, и пришлось менять график пациентов. К вечеру она выписала Лизу домой на неделю, так сказать с глаз долой.

 

Главы >>>  1  2 ...  4  5  6  7  8  

 

 

Категория: О ЖИЗНИ | Добавил: admin (20.02.2014)
Просмотров: 145 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100