Главная » Статьи » РАССКАЗЫ » Четвероногие любимцы

Джерри. Глава 7

 

Глава 7. Первое лето в Кратово

Наше летнее пристанище.

     Летом мы первый раз сняли дачу в поселке Кратово. Это в сорока км от Москвы по Казанской железой дороге. Нас это устраивало, потому, что можно было каждый день ездить на работу и обратно. Тем более, что я работала через день. Еще одной немаловажной деталью было то, что хозяев не волновало, что у нас две собаки. Поэтому мы, не раздумывая, согласились на этот вариант. 
Отпуска мы решили взять по очереди, сначала в июне я. В июле Леша, а в августе – мои мама и папа, то есть бабушка и дедушка Верочки.
Дом наш был расположен, практически, в конце поселка по главной улице. Он располагался на углу. Главная калитка выходила на железную дорогу, а ворота на перпендикулярную улицу. Поэтому, мы получались территориально, были между двумя станциями, Кратово и сорок второй километр.
     Из главной калитки шла тропинка к крыльцу хозяев, которое выходило на сторону параллельной улицы. К нам тропинка располагалась правее, проходила между двух сосен. Между ними Леша сделал трубу и повесил Веруньке качели. Тропинка вела дальше к нашему крыльцу. Оно было хлипким, как и забор вокруг дома. Леша по возможности укрепил и крыльцо и забор. Но все было таким ветхим, что проще было бы построить заново. 
     Воды на участке не было и приходилось ходить с ведрами к лесу на колонку. Леша набирал нам все имеющиеся ведра, но их иногда не хватало, и мы всей гурьбой: я, Верушка, Малышка и Джерри ходили на колонку.
Собаки очень быстро освоили новое место и не бегали на территорию хозяйки. Но если к ней кто-то приходил посторонний, то Джерька шла за ним, щелкая зубами, пытаясь ущипнуть за пятую точку. Проводив, таким образом, посетителя до начала дома, она возвращалась на свою территорию  с чувством выполненного долга. Малышка всю эту миссию полностью возложила на подругу, поэтому не участвовала в этом действии. 
     Еще Джерька жутко не любила мотоциклы. Когда кто-нибудь проезжал на нем мимо забора, она стремглав неслась вслед, бросаясь и пытаясь схватить за зад. Я с ужасом всегда наблюдала эту картину, так как забор был старый и мог в любую минуту рухнуть. Но Бог был на нашей стороне и этого так и не случилось.
Была еще одна отличительная особенность нашего пребывания. Электрички и поезда проходили часто, поэтому дом от вибрации, охватывала мелкая дрожь. Особенно это чувствовалось, смотрясь в зеркало. Но мы как то очень быстро привыкли к данному моменту. В свое время мы жили на улице, где у нас под окнами проезжали трамваи и троллейбусы. Поэтому, для меня этот грохот, был своеобразным приветом из детства.
     Когда выходишь из нашей калитки, чуть левее была небольшая полянка, которая заканчивалась резким спуском в овраг. За оврагом, между двумя станциями, рос небольшой лесок. В нем протекал ручей из пруда, который был у леса на нашей стороне. Он протекал далее через огромную трубу под железнодорожным полотном на другую сторону поселка.
     Верочке очень нравилось это место, так как одни мы не ходили с ней на озеро купаться, а здесь ей разрешали походить босиком по воде. Малышка и Джерька были постоянной нашей свитой. 
     Малышня (так я ласково называла Малышку), правда, не любила мочить лапы и поэтому, если мы шли дальше, просилась на руки. Джерька, наоборот, любила охладиться в воде, хотя плавать не любила. Она забегала впереди нас и ложилась в воду. Причем ее особой приметой было то, что она одну переднюю лапу подгибала под себя в лучезапястном суставе. В ручье она проделывала, тоже самое.
     Мы переехали на дачу в субботу. И весь день посветили разборке и размещению всех и всего. В воскресенье мы все вместе решили обойти владения и пройтись по поселку. Мы сходили в лес. Побродили по окрестности. А вечером пошли на станцию проводить бабушку с дедушкой в Москву. Собак в первый раз мы решили не брать. Поэтому закрыли их в большой комнате и ушли. 
Мы не торопясь возвращались обратно, когда, не доходя нашего дома, услышали завывание и скрежет когтей по двери.
     Малышка была привычная оставаться одна дома, а вот Джерри была всегда под присмотром. Поэтому инициатором такого «концерта» была точно она. После открытия двери, на нас набросился шквал визга, лая радости, что мы вернулись. Из-за двери соседской половины слышался стук. Дверь была не на замке, я заглянула внутрь и увидела испуганную хозяйку. Я даже предположить не могла, как наши питомцы смогут навести такую панику на нее. Бабушка, практически, не ходила по дому. Она только утром добиралась до своей террасы, и целый день проводила на ней, глядя в окно. Сейчас бабушка сидела возле двери, недоумевая, что это был за шум. Я извинилась, успокоила хозяйку дачи и пообещала, что впредь мы не будем оставлять собак без присмотра. С тех пор четвероногие подружки все время следовали за нами, как тень.

   Джерька – охранница.

     В лес мы ходили часто. Только вот без мужчин там было немного страшновато. Однажды мы отправились туда в женском, так сказать, коллективе. При входе в лес, слева была полянка со старыми пеньками. И нам понравилось там отдыхать. Верушка прыгала по пенькам, я сидела на одном из них, Малышка расположилась рядом со мной. Джерька сначала носилась вокруг, как угорелая. Затем запыхавшись, улеглась рядом с нами. Вдруг, в проеме ворот в лес, появилась компания молодых людей. О чем они переговаривались, мне не было слышно. Но они, периодически показывая руками в нашу сторону, громко гоготали. Мне от этой ситуации стало неуютно. Пока я размышляла, компания ринулась было в нашу сторону. Молодежь приближалась к нам, как Джерька вдруг вскочила и насторожилась. Она оскалилась и стала негромко рычать. Малышня тоже вскочила, но стояла, не произнося не звука. Не знаю, испугались ли молодые люди или мне тогда так показалось, но они ретировались в другую сторону леса. Когда компания скрылась из виду, мы с девчонками быстренько отправились домой. Это был первый серьезный момент, когда Джерри показала свой статус охранницы.

   Вечерний моцион.

     Летом мы всегда договаривались там, где жили на счет козьего молока для Веруньки. В Кратово мы тоже сразу нашли тех, кто содержал коз, и сразу договорились о парном лакомстве для дочки. Это был целый вечерний моцион. Мы с девчонками: я, Верочка, Малышка и Джерька, ходили через пару улиц, в сторону леса, за молоком. Доходя до их дома, Верочка с кружкой отправлялась во двор. А я с собаками оставалась на улице ее ждать. Вернувшись уже с пустой кружкой, Верунька давала ее облизать, уже заждавшимся собакам. Они наперегонки старались лизнуть молочную вкуснятину. С того момента как собак стало двое, они переняли вкусы друг друга, чтобы не дай Бог, кому то досталось чего то больше. Потом все довольные шли обратно домой. Мы всегда возвращались дорогой, вдоль оврага. Тем самым давая возможность Джерьке, вдоволь набегаться перед сном.
     Нагулявшиеся, мы все приходили в дом и готовились ко сну. В будни, когда бабушка с дедушкой были в Москве, мы с Лешей и Верунькой спали в маленькой комнате. Малышка устраивалась у нас в ногах, а Джерька укладывалась на полу возле меня. Ложась, она с таким вздохом и грохотом опускалась на пол, что мы всегда смеялись: «опять свои кости бросила». Когда ей надоедало лежать на полу, она нехотя уходила на свое место. Мы устроили его в большой комнате, возле тахты. Как правило, Джерри не ложилась на диван. Но если уж ей и разрешалось, то ложилась только передними лапами и туловищем, а задние лапы всегда стояли на полу.

   Ёжик

     Когда в выходной мы собирались все вместе, то обязательным ритуалом был поход в лес. В один из таких походов произошла следующая история. Мы, как обычно, обойдя большой круг до той части леса, которая граничила с санаторием, возвращались домой. Джерри носилась вдоль тропинки влево, вправо. Лишь по треску сучьев мы ориентировались, где она в данный момент. И вдруг услышали громкий хруст веток и лай Джерьки. Я ринулась в ту сторону и увидела такую картину. Среди деревьев, было небольшое место, заваленное ветками, а под ними…ёжик. Джерька ожесточённо растаскивала ветки зубами и лапами. Когда до ёжика осталось совсем немного, эрделька стала делать подкоп с боку.  Я освободила колючий комок и взяла его с собой домой. Там его мы напоили молоком и отпустили восвояси. Но так как ёжиков в лесу было много, они стали частыми гостями у нас на участке. Джерька всегда пыталась выудить очередного гостя, копая под ним яму. Ёж все глубже скатывался в яму, тем самым колючками упираясь в собачьи лапы. Взвизгивая, Джерри, еще ожесточеннее, начинала  копать. Если вовремя не остановить собаку, то наш участок был бы похож на минное поле.

   Малина.

     Так жизнь текла своим чередом. Лето перешагнуло в свою вторую половину. Так как участок хозяева не обрабатывали, то огорода у них не было. Только росли яблони по периметру участка и несколько кустов вишни. А в лесу созрела малина. В очередные выходные мы отправились в лес, чтобы набрать немного ягод на варенье. Мы дошли до, росшей лесной малины, и распределились по кустам. Джерька бегала неподалеку, а Малышня была рядом со мной и Верушкой. Собирая малину, я заметила, что Джерька остановилась около нашего куста с противоположной стороны. Она носом раскрывала листву, тем самым освобождая ягоды. И затем брала веточку с ягодой в пасть и, пропуская конец ветки сквозь зубы, съедала вкусное лакомство. Сначала я подумала, что мне показалось, но я не ошиблась. Она проделала манипуляции несколько раз и, насытившись, побежала в сторону небольшого болотца. Это было ее очередное излюбленное место в лесу. Там она укладывалась, как поросенок в болотную жижу, не забыв при этом, подвернуть переднюю лапу. После таких прогулок мы шли сразу на наш ручеёк и смывали с нее всю грязь.
     А Малышня, не евшая раньше ягоды, тем более с куста, ждала, когда ее покормят. Она была намного меньше Джерри, поэтому не доставала самостоятельно до веток с малиной. Сидя рядом со мной, она ждала, когда ей наклонят ближайшую веточку с лакомством. Дальнейшая манипуляция была как у Джерьки: пропустив веточку, сквозь зубы, она лакомилась кисло – сладким вкусом малинки.
Малышка с каждым днем становилась все слабее. Гулять выходила на чуть-чуть. А потом просилась на руки. Ей уже было одиннадцать лет. И время ее постепенно уходило. Когда я находилась на даче, она не отходила от меня ни на шаг. А Джерька, видимо понимала всю ситуацию, потому что не противилась тому, что Малышне доставалось больше моего внимания.

   Август.

     Оставался последний месяц лета. Бабушка с дедушкой приехали в отпуск. Мы же с Лешей теперь уезжали в понедельник, сразу на работу. И, оставались в Москве, целую рабочую неделю. Занимались по вечерам домашними делами и подготовкой к зимнему периоду. В пятницу, после работы, ехали на дачу, навьюченные всевозможными вкусностями.
     Как правило, наши «дачники», встречали нас на станции на пригорке. Выйдя с электрички, мы махали друг другу и, радостные шли на встречу. Потом всей гурьбой шли к дому, наперебой рассказывая свои новости.
     В тот понедельник Леша, как обычно уехал раньше меня. Я же встала, прогуляла собак и собралась уезжать. Джерька забежала в дом после прогулки, а Малышня не захотела и осталась около крыльца. Родители и Верунька ещё спали. Я заглянула к ним в комнату, и отправилась на выход. Погладила Джерьку, затем на улице Малышку, пошла к калитке. Малышня тихонечко ринулась за мной. Так как ей было тяжело, она не уходила дальше калитки. Я уже отошла несколько метров от входа, как что-то заставило меня оглянуться. Малышня выбралась из-под калитки и смотрела мне в след прищуренным взглядом. Надо же, как будто прощается, промелькнуло у меня в голове. Даже не поняла в тот момент, что мысли на столько, материальны. 
     Мне пришлось отработать два дня подряд. Они пролетели, как в тумане. Лишь по вечерам, я возвращалась мыслями к тому Малышкину взгляду. В среду был выходной. Я запланировала большую стирку. Это теперь есть стиральная машинка – автомат, создателю которой каждый раз поёшь дифирамбы. А тогда была машинка активаторного типа, в которую наливаешь воду, засыпаешь порошок и стираешь все по очереди. Потом перекладываешь в центрифугу отжимать, а вода опять сливается в бак. И пока она еще не грязная, подкладываешь бельё. Затем сливаешь мыльную воду и заливаешь чистую для полоскания. И это много, много раз, до чистой воды. А то и часть белья поласкаешь в ванной. В общем, в стирке проходит весь день. В тот раз во время стирки я только и думала о Малышке. И как оказалось неспроста. В этот день ее не стало… 
     С утра она не смогла встать, поэтому осталась в доме. Моя мама почувствовала неладное, и увела всех погулять в лес. Когда они вернулись, все было кончено. Малышку похоронили на склоне оврага. Родители не стали нам звонить, зная, что я очень расстроюсь.
     В пятницу мы, как обычно, с заготовленными вкусностями, ехали на дачу. Выйдя из вагона электрички, мы увидели наших «дачников», только не в полном составе. Родители не хотели мне говорить все сразу. Они договорились, что сначала скажут, что оставили ее дома, так как ей тяжело. Но увидев их, я сразу все поняла. Не помню, как дошли до дома, глаза застилали слезы…
     Так со слезами, я начала переодеваться на кровати в маленькой комнате. Ко мне подбежала Джерька и начала слизывать мои слезы со щек. При этом она жалобно скулила и крутилась как волчок. Всем своим видом, пытаясь мне сказать: «не печалься, я ведь осталась с тобой, я хорошая». Так нас стало на одного четвероногого члена семьи меньше.

 

 Главы >>>  1  2  3  4  5  6 ...  8  9  10  11  12  13    

 

 

Категория: Четвероногие любимцы | Добавил: admin (28.01.2014)
Просмотров: 106 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100